with Cat The Cat

Голодание каждый день.

Я стараюсь не жрать с утра и до, примерно, шести-восьми часов вечера. Поскольку я кушаю последний раз на дню в районе часа ночи, это получается 16-18 часов голодания.

(это временная схема leangains, если что, чуть дольше; в leangains входит ещё и питание, но тут у меня получается, как получится)

Первое, постоянно ощущаю себя пустым, так сказать. Вешу 109-112 кило, однако это не ощущается, как что-то большое. Вес, что интересно, держится, гуляет не очень сильно.

Второе, если поесть пораньше, то умственная деятельность заметно притормаживается. Мозг уж привык, что если поел, то конец дня. ;)

Третье, тренироваться голодным - хорошо! Как это ни странно, но возможно выполнять довольно большой объём упражнений, и, что приятно, восстановление после подхода происходит быстрее.

Как всегда, про нейротрофический фактор мозга - при голодании, даже в таком режиме, как у меня, его уровень в крови увеличивается. Поэтому не жрать полезно для мозга.
with Cat The Cat

Управление версиями.

Дерево слияний в git представляет собой граф, который эквивалентен графу зависимостей возможностей ПО.

Например, если мы сливаем ветки сложный-функционал и тесты-сложного-функционала, и при этом у нас робот проверяет сборку и тесты, то, фактически, в процессе доведения слияния до приемлемого состояния мы выполняем 1) работу по созданию функционала, 2) работу по проверке функционала и 3) работу по отслеживанию требований - нам нужен сложный функционал и нам нужны тесты к нему, чтобы формально его проверить.

Получается, что управление требованиями и планирование можно вести в ветках git/mercurial.
with Cat The Cat

Почему не надо писать комментарии, с точки зрения нервной проводимости.

Комментарий проще и выброс допамина больше в пересчёте на букву, помещённую в интернет.

Что меня и беспокоит - допамин выделяется и при такой простой деятельности и при открытии действительно нового.

На этом у меня всё. ;)
with Cat The Cat

Достоевский, Преступление и наказание

Дочка сходила на "Текст", недавно вышедший фильм по этому роману.

Фамилия главного героя Раскольников, как я понимаю, дано из-за раскола на старообрядцев и современных нам христиан. Главное действие главного героя - решиться на убийство старухи-процентщицы, дающей деньги в рост, под большие проценты.

Сравнив с интересным взглядом на долги в христианстве, я теперь не то, что в недоумении, но чувствую себя странно. Роман-то, похоже, совсем не о том, что пытаются донести в фильме.
with Cat The Cat

По поводу недавнего события с небезызвестным профессором

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4311616/ - у преступников, особенно у рецидивистов, присутствуют проблемы с высшей нервной деятельностью.

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27073220 - исследование причин, по которым старение вызывает ослабление высшей нервной деятельности.

И ещё одно, которое сейчас не могу найти: в США доктор лет 65 получил срок за выписывание опиоидов за деньги и секс. Уже в тюрьме у него нашли лакуны в мозгу, в районе областей, связанных с ВНД.
with Cat The Cat

Ах ты ж...

GHCi, version 8.4.4: http://www.haskell.org/ghc/  :? for help
Loaded package environment from /home/sz/work/thunders/hschain/.ghc.environment.x86_64-linux-8.4.4
Prelude> let f m1 m2 r = m1 * m2 / r/r
Prelude> f 3.00348959632e-6 1.23000383e-8 384402
2.500122672394928e-25
Prelude> f 1 1.23000383e-8 (149597870.7 - 384402)
5.524467348272397e-25
Prelude> f 1 1.23000383e-8 (149597870.7)
5.496112828268262e-25


Веса в массах Солнца, расстояния в километрах. Получается, что сила притяжения Луны Солнцем вдвое выше, чем сила притяжения Луны Землёй.

Prelude> :q


Потом подумаю. ;)

Откуда взялся Волшебник из "Обыкновенного чуда"

(Здесь много букв и много цитат. Долго примерялся к этому тексту, не очень доволен результатом, но пусть будет)

Первый был полукровкой - русская мама и папа-еврей. Внешне он был типичным евреем - брюнет, с большим носом и грустными еврейскими глазами.



Он был очень неправильным евреем.

Когда подавляющее большинство его соплеменников делало Революцию, он, прапорщик военного времени, вступил в создаваемую Добровольческую армию и ушел с белыми в знаменитый «Ледяной поход» в составе екатеринодарских частей "мгновенного генерала" Покровского.

Когда он прорывал оборону Екатеринодара в марте 1918 года, был сильно контужен, и эта контузия до конца жизни напоминала ему о белогвардейском прошлом тремором рук.

Больше он никогда не воевал.

После Гражданской он немного актерствовал, а потом ушел в журналистику.

Его звали Евгений Львович Шварц.



Второй был чистопородным казаком - родился в станице Каменской, где его богатый отец был одним из самых уважаемых и авторитетных станичников. Николай Чуковский описывал его так: "Он был казак, и притом типичнейший — белокурый, румяный, кудрявый, похожий лицом на Кузьму Пруткова, с чубом, созданным богом для того, чтобы торчать из-под фуражки с околышком".

Он был очень неправильным казаком.



В то время как подавляющая часть его станичников искренне презирала "голоштанных пролетариев", он всем сердцем поверил в Революцию, и, как в песне - "хату покинул, пошел воевать". В отличие от Шварца, которого сразу выбили, этот Гражданскую хлебнул полной ложкой.

«В декабре 1917 г. и в январе 1918 г. с оружием в руках выступая против генерала Каледина, принимая активное участие в восстании против Донского контрреволюционного правительства. В рядах Красной гвардии дрался против немцев, наступавших на Дон, участвовал в разгроме Деникина на Дону и на Кубани» - писал он в автобиографии.

Но дело даже не в боевом опыте. Демоны Гражданской Войны покуражились над ним всласть.

Лидия Гинзбург в воспоминаниях добавляет подробностей: "В дни наступления белых он, скрываясь, добрался до отчего дома. Но отец собственноручно выдал его белым как отступника. Его избили шомполами до полусмерти и бросили в сарай с тем, чтобы утром расстрелять с партией пленных. Но он как-то уполз и на этот раз пробрался в другую станицу к деду. Дед оказался помягче и спрятал его". Ей вторит и Николай Чуковский: "Однажды он снял рубаху и показал мне свою крепкую очень белую спину, покрытую жутким переплетением заживших рубцов".

Людоедский девиз Гражданской войны "сын на отца, а брат на брата" он знал как никто другой. И членам комиссии по проверке нерабочего состава РКП(б) ячейки № 9 при редакции газеты «Молот» лаконично сообщил: «Во время Гражданской войны, на почве политических разногласий, убил отца».

Его звали Николай Макарович Олейников.

После Гражданской войны он увлекся математикой и журналистикой, работал в газете "Красный казак". А в 1921 году его перевели выпускать газету Донецкого губисполкома и губпарткома с шикарным названием "Всероссийская кочегарка".

Там они и встретились - Олейников и Шварц, выпуская литературное приложение к газете "Кочегарка", которое главный редактор мечтал назвать "Красный Ильич", но молодежь убедила его согласиться на "Забой".

Они очень подружились - бывший идейный "белый" и бывший истовый "красный".

Я не знаю, почему.

Может быть, потому, что ни тот, ни другой впоследствии о Гражданской войне не написали ни буквы.

(дальше по ссылке)